USD 76.47 ЕВРО 90.41

Жительнице Дмитровского района предстоит снести дом, который оказался в охранной зоне

Статьи

Светлана Родионова, собственник дачного участка в одном из СНТ Дмитровского района Московской области, на днях получила предписание от компании «Транснефть – Верхняя Волга» с требованием за две недели снести на своем участке капитальное строение и забор.

При официальном обследовании территории эти объекты были обнаружены в охранной зоне московского Кольцевого магистрального нефтепродуктопровода (МНПП). Расстояние от крайней нитки МНПП до забора участка было измерено в 12,6 метра, а до капитального строения − 15 метров, тогда как охранная зона магистральных трубопроводов, где запрещено любое строительство, составляет 25 метров.

Вряд ли 53-летняя женщина выполнит это требование, поэтому компания «оставляет за собой право на обращение в суд в соответствии со ст. 131 ГПК РФ».

Ситуация со сносом домов в охранных зонах зашла в тупик. Добровольно люди сносить дома отказываются, а с помощью бульдозеров под охраной полиции можно снести один, два, десять домов, но не десятки тысяч. По данным «Газпрома», в охранных зонах магистральных газопроводов в стране обнаружено 32 тысячи подлежащих сносу сооружений. Еще сколько-то тысяч расположены в опасной близости к трубопроводам с нефтью, дизельным топливом и бензином. Только в охранной зоне МНПП выявлено более 600 построек.

В московском парке Сокольники 21 августа состоялся пикет жителей Пермского края, чьи дома попали под снос. К ним присоединились подмосковные дачники. В Перми требования нефтяников и газовиков о сносе домов в охранных зонах поддержали суды, и люди получили не просто предписания от компаний о добровольном сносе своих строений, а судебные решения, исполнением которых начала заниматься служба судебных приставов.

Что делать? Единого ответа на вопрос нет, так как в каждом случае причины опасной близости домов и труб разные, но в подавляющем большинстве случаев застройщиков не предупредили о недопустимости строительства.

В свидетельстве о собственности на землю Светланы Родиновой, зарегистрированной в 2005 году, ограничений на строительство нет. Ее участок расположен на «земле поселений» с официальным предназначением «земельный участок для садоводства». В соответствии с п. 17 статьи 51 Градостроительного Кодекса, если земельный участок был выделен для ведения садоводства на земле поселений, разрешения для начала строительных работ на нем не требуется.

Почему чиновники не внесли в официальные документы охранные зоны, проложенного 35 лет назад трубопровода? От ответа на этот вопрос зависит, будет ли кто-то и кто именно выплачивать Родионовой компенсацию за снесенный дом. Ведь ее-то вины в ситуации нет никакой.

Есть примеры, когда чиновники сознательно не вносили информацию об обременении в документы. В Перми, например, кадастровые органы семь раз отказывались ставить на учет охранные зоны магистральных трубопроводов. За эти годы аффилированная с чиновниками компания успела продать десятки участков, на которых уже выстроены дома. Если бы в документах на землю были указаны ограничения на строительство, кто бы эту землю купил?

В некоторых случаях (примеры есть) трубы можно перенести. А в других это настолько дорого или невозможно, что проще компенсировать добросовестному владельцу стоимость его дома и расходы по сносу.

Но по каким бы причинам ни появились дома, рядом с трубами с бензином, авиационным керосином и соляркой, которые прокачиваются по трем ниткам МНПП, жить нельзя.