Дело против бывших руководителей «Тольяттиазота» разваливается в суде – СМИ
up

Дело против бывших руководителей «Тольяттиазота» разваливается в суде – СМИ

Процесс против бывших руководителей ТОАЗа грозит превратиться в громкий скандал. «Уралхим» хочет выдать за преступление обычную хозяйственную практику. Прокурор попытался за два дня озвучить в суде 280 томов уголовного дела. Обвинительное заключение, судя по всему, писали не правоохранители, а юристы «Уралхима».

8 июня в Комсомольском районном суде Тольятти продолжится процесс по уголовному делу против бывших руководителей корпорации ТОАЗ Владимира Махлая, Сергея Махлая и Евгения Королёва, а также собственника швейцарской компании Ameropa AG Андреаса Циви и директора Nitrochem Distribution AG Беата Рупрехта. Всех их обвиняют в хищении имущества «Тольяттиазота» в особо крупном размере. Потерпевшими по этому делу признаны сам ТОАЗ, а также ряд его акционеров – АО «ОХК «Уралхим» и Евгений Седыкин. При этом представители тольяттинского предприятия обвинили «Уралхим» в попытке захвата актива.

В конце мая, на протяжении двух дней, судья исследовал доказательства со стороны обвинения. На этих заседаниях выяснилось, что на счета ТОАЗа поступили деньги за продукцию, в хищении которой акционеры обвиняют прежний менеджмент компании и её швейцарских партнёров. Но это лишь одна из нескольких деталей дела, наличие которых позволяет сомневаться в обоснованности уголовного преследования Махлаев, Королёва и швейцарских бизнесменов. Давайте разберёмся во всём по порядку.

Нехитрые вычисления

Суть дела в следующем : обвинение, основываясь в том числе на показаниях представителя «Уралхима» юриста Андрея Ермизина, считает, что Nitrochem Distribution AG покупала у ТОАЗа аммиак и карбамид по заниженной цене. Далее швейцарская компания сбывала продукцию по рыночным ценам, то есть могла лишить тольяттинское предприятие значительной доли прибыли. Однако, если углубиться в детали отношений ТОАЗа с европейскими контрагентами, результаты следствия вызовут удивление у любого экономиста.

По сути, уголовное дело построено на сравнении оптовых цен на продукцию «Тольяттиазота» с так называемыми спотовыми ценами, применяемыми при «расчётах на месте» за небольшие партии товара. Спотовые цены не могут содержать скидок на большой объём закупки, предоплату поставок и другие существенные условия, которые учитывают в своей деятельности все крупные промышленные предприятия.

Защита бывших руководителей ТОАЗа указала на недопустимость подобных сравнений. Если попытаться развить логику обвинения, то получится, что можно завести уголовное дело против любой коммерческой фирмы, которая закупает товар по оптовым ценам, а продаёт по розничным. Вполне вероятно, что государственный обвинитель видит эти очевидные нестыковки, и именно поэтому в конце мая он, судя по всему, попытался за два дня озвучить в суде 280 (!) томов уголовного дела против Махлаев, Королёва, Циви и Рупрехта. Всего в деле 469 томов.

Свои и чужие акционеры

В ходе майских слушаний в Комсомольском районном суде Тольятти вскрылись и другие интересные обстоятельства дела. Преступления, которые инкриминируют обвиняемым, и по которым «Уралхим» считает себя потерпевшим, были якобы совершены в 2008-2011 годах. Однако, суд установил, что в 2009–2010 годах химический холдинг не являлся акционером «Тольяттиазота», поскольку передал свой пакет акций (9,73%) Сбербанку по договору репо. Следовательно, даже теоретически он не мог пострадать от действий менеджмента ТОАЗа. Защитник Евгения Королёва, адвокат Андрей Московский, представил суду копию соответствующего договора.

Суд постановил приобщить документ к делу вопреки возражениям «Уралхима». Позиция, которую озвучил представитель компании-потерпевшего, выглядела слабой. По словам Андрея Ермизина, химический холдинг действительно передал бумаги Сбербанку по договору репо, но сохранил фактический контроль над долей в ТОАЗе . Он объяснил это тем, что менеджеры «Уралхима» продолжали участвовать в собраниях акционеров «Тольяттиазота» по доверенности от Сбербанка. Проще говоря, человек с высшим юридическим образованием и большим опытом работы по специальности заявил в суде, что некто использовал доверенность Сбербанка для действий в интересах другого юрлица.

Кроме того, Андрей Ермизин не смог однозначно ответить на другой вопрос: когда и при каких обстоятельствах акции «Тольяттиазота» могли быть переданы компаниям, которые якобы аффилированы с бывшими руководителями предприятия? Доказательства того, что обвиняемые являются акционерами или руководителями этих компаний, также не были представлены. Хотя именно эти сведения могли бы подтвердить или опровергнуть наличие схем, по которым продукция ТОАЗа якобы уходила по заниженным ценам. Представитель «Уралхима» избежал конкретики и заявил только, что всё это должно быть в материалах уголовного дела.

Кстати, не смог Ермизин прокомментировать и справку, представленную адвокатом Александром Гофштейном. Согласно этому документу, который также приобщён к уголовному делу, на счета «Тольяттиазота» поступили 65,5 млрд рублей за ту продукцию, которую «Уралхим» считает украденной. Защита обвиняемых также указала на тот факт, что компания-потерпевший получила из этой суммы порядка 400 млн рублей в качестве дивидендов. Андрей Ермизин в судебном заседании назвал эту сумму «копейками».

Юротдел вместо следствия

На фоне всего вышеперечисленного не удивляет то обстоятельство, что текст обвинительного заключения по делу против Владимира Махлая, Сергея Махлая, Евгения Королёва и швейцарских партнёров ТОАЗа, судя по всему, был написан не следователем, а корпоративными юристами. Защитник Владимира Махлая адвокат Инна Тихомирова сообщила суду, что в январе получила от следователя электронную копию обвинительного заключения. В свойствах файла создателем документа значилась компания «Уралхим». Андрей Ермизин не смог отчётливо заявить о непричастности компании к этому факту. Юрист лишь заявил, что лично он тот текст не составлял.

Если всё обстоит именно так, как сообщила Инна Тихомирова, то получается, что на финальном этапе следствия был грубо нарушен Уголовно-процессуальный кодекс, а потому есть серьёзные основания сомневаться в объективности правоохранительных органов в деле ТОАЗа. На фоне этого нельзя оставить без внимания недавнее заявление самого «Тольяттиазота», об очередной попытке рейдерского захвата предприятия структурами «Уралхима». ТОАЗ, кстати, тоже признан потерпевшим по делу, которое рассматривается в Комсомольском районном суде Тольятти, но произошло это только по решению суда через пять лет после возбуждения уголовного дела.

На ближайших заседаниях в июне суд планирует допросить другого потерпевшего – миноритарного акционера ТОАЗа Евгения Седыкина. Последнего некоторые считают доверенным лицом владельца «Уралхима» миллиардера Дмитрия Мазепина. В 2017 году Седыкина уличили в подделке документов и покушении на мошенничество против «Тольяттиазота», за что он получил четырёхлетний условный срок . Вполне возможно, что показания миноритария откроют нам новые удивительные подробности противостояния акционеров одного из крупнейших предприятий Самарской области.

Источник

Лица новости:
08.06.2018 11:22
214
Вчера
9 августа 2018
8 августа 2018
26 июля 2018
25 июля 2018
24 июля 2018
21 июля 2018
20 июля 2018
18 июля 2018
17 июля 2018
16 июля 2018